Четверг, 15.11.2018, 01:14
Личный сайт А.Г. Витренко
Non verbum e verbo, sed sensum exprimere de sensu. Eusebius Hieronymus (блаж. Иероним, ок. 347 -- 419-420 гг.)
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Статьи [21]
Главная » Статьи » Статьи

К вопросу о терминологии
А.Г.Витренко

К ВОПРОСУ О ТЕРМИНОЛОГИИ СОВРЕМЕННОГО ПЕРЕВОДОВЕДЕНИЯ


     Переводоведение в его современном виде возникло во второй половине ХХ в. Хотя теоретики перевода последовательно подчеркивают междисциплинарный характер переводоведческих исследований и использование в их процессе методов различных наук, их основой, после долгих дискуссий 50х – 60х годов ХХ в., как правило, признают лингвистику. Вместе с тем переводоведение претендует на статус самостоятельной научной дисциплины [13.C.3]. В какой степени эти претензии обоснованны, и как далеко процесс оформления теории перевода в науку зашел объективно ?
     Каждую науку отличает от другой, помимо предмета исследования, соответствующего онтологического статуса, также собственный понятийный аппарат и собственная терминология. Предполагается, что всякий термин -- или, по крайней мере, большинство из них – должен иметь четкую научную дефиницию в рамках данной терминосистемы, если таковая уже сложилась. Оформление терминов в семиологическую систему, отражающую определенную систему понятий, -- процесс длительный, и состояние терминологии точно отражает степень развития той или иной науки в данный момент ее существования. Если к термину применима классифицирующая дефиниция через ближайший род и видовое отличие, его можно рассматривать как часть терминосистемы. Показателем развития терминосистемы является ее упорядоченность и последовательность соотношения плана содержания и плана выражения.
     Какую картину являют собой под этим углом зрения основополагающие понятия и, соответственно, термины теории перевода, в том числе и художественного? Рассмотрим в качестве примера некоторые термины, являющиеся центральными.
     При описании процесса перевода часто говорят о так называемом предпереводческом анализе текста. Это словосочетание не только встречается в статьях некоторых исследователей в области теории перевода, широко распространено в преподавательском обиходе, но и вынесено на обложку учебного пособия, предназначенного для подготовки переводчиков-профессионалов [5]. Между тем термин “предпереводческий анализ текста”, если его рассматривать именно как термин, не только вызывает немало вопросов, но и порождает целый ряд разноплановых, но вместе с тем взаимосвязанных практических проблем, затрудняющих успешную разработку теории перевода и оптимизацию подготовки профессиональных переводческих кадров.
     Во-первых, с лингвистической точки зрения вызывает возражение использование применительно к процессу перевода прилагательного «предпереводческий», образованного от прилагательного «переводческий». Конечно, термин может быть и немотивированным, но если он мотивирован, то его внутренняя форма не должна противоречить содержанию (значению). Однако, согласно Словарю современного русского языка, «переводческий» означает “относящийся к переводчику”. В этом значении это прилагательное входит в состав таких словосочетаний, как переводческий факультет (= факультет, на котором готовят переводчиков), переводческие традиции (то есть бытующие у переводчиков), переводческий талант (= талант переводчика) или, скажем, “переводческий язык” (= контаминированный язык, используемый посредственными переводчиками). Таким образом, прилагательное «предпереводческий» должно определять некую деятельность лиц до того, как они формально приобретут профессию переводчика или фактически станут переводчиками, то есть начнут практиковать профессию переводчика. Не случайно поэтому, что задачу учить “предпереводческому анализу” нередко берут на себя непереводческие кафедры – практики устной речи, лексикологии или стилистики иностранного языка, используя при этом привычные для них формы и методы работы, что вносит в понимание проблемы еще большую путаницу. В значении “относящийся к переводу” в русском языке употребляют прилагательное «переводной», или «переводный» (ср. переводная литература = литература, созданная в результате перевода).
     В издательствах, занимающихся переводом иностранной литературы, под переводческим анализом понимают анализ книг, предназначенных для перевода. Цель такого анализа – выявить степень их трудности для перевода (что определяет выбор конкретного переводчика), необходимость и объем предварительной справочно-библиографической работы, дополнительного комментирования, выявления персоналий, сверки цитат и т.п. После этого книгу передают переводчику-исполнителю перевода. Таким образом, в данном случае содержание понятия не противоречит значению лексических единиц, используемых для его обозначения. Но это термин из иной, связанной с издательским делом, терминосистемы.
     В переводоведении же словосочетание «предпереводческий анализ» носит скорее бытовой, чем научный характер. По-видимому, это ощущалось всегда, так как некоторые отечественные теоретики перевода -- инстинктивно или сознательно -- его избегали. Это словосочетание практически не встречается в основных трудах А.В.Федорова, Я.И.Рецкера, Л.С.Бархударова, А.Д.Швейцера. Отсутствует оно и у большинства авторов, опубликовавших работы по теории и практике перевода в последнее время, – у В.Г.Гака и Б.Б.Григорьева, Е.В.Бреуса, Л.К.Латышева, Т.А.Казаковой и др.[8,6,16,9].Характерно, например, что В.И.Провоторов, в 1998 г. в соавторстве с М.П.Брандес издавший уже упоминавшееся пособие “Предпереводческий анализ текста”, в пособии, написанном вместе с Л.К.Латышевым и вышедшем в свет годом позже, этим термином уже не оперирует вообще [17].
     Во-вторых, в тех случаях, когда этим понятием пользуются, его содержание зачастую оказывается недостаточно определенным. И.С.Алексеева, признавая постулат о неоспоримости «таинства» создания художественного текста, в методических целях делит переводческий анализ на четыре этапа: 1/ предпереводческий анализ, включающий в себя выявление системы художественных средств, ее архитектоники, места и количественного соотношения отдельных средств в системе целого, их иерархию; 2/ аналитический вариантный поиск, в ходе которого происходит определение полноценных адекватных соответствий; 3/ анализ результатов выполненного перевода, включающий в себя как литературное редактирование, так и проверку полноты передачи черт, выявленных на первом этапе; 4/сопоставление полученного текста с готовым опубликованным переводом на основе всех выводов, полученных на первых трех этапах [1.С.10]. М.П.Брандес и В.И.Провоторов делят «предпереводческий анализ» на три этапа: 1) внимательное, многократное (?!) вчитывание в текст и выявление его общих жанрово-стилевых особенностей, 2) установление внутренней структуры способа коммуникации в нехудожественных текстах и выявление роли говорящего субъекта и соответствующих композиционно-речевых форм – для художественных, 3) анализ конкретного языка текста в рамках выявленной на первом и втором этапах типовой схемы способа изложения содержания [5.С.5]. Е.В.Погорелов делит ту же операцию на семь отличающихся по содержанию от вышеуказанных этапов, и перечень их остается открытым [22.С.40-41]. Таким образом, словосочетание “предпереводческий анализ” не отвечает главному требованию, предъявляемому к терминам, -- быть однозначными в рамках данной терминосистемы.
     Не случайно поэтому, что научное определение “предпереводческого анализа” в переводческой литературе отсутствует вообще, даже в одноименном пособии. Между тем вопрос этот далеко не праздный и в основе его лежит то или иное понимание процесса перевода как объективного явления.
     Совершенно очевидно, что употребляющие термин “предпереводческий анализ текста” понимают под переводом, которому этот анализ якобы предшествует, исключительно или по преимуществу процесс текстопорождения. Такая трактовка перевода была характерна для начальной стадии развития его теории. В частности, анализ текста противопоставлял переводу Я.И.Рецкер [26.С.8]. Но уже Б.А.Ларин выделял анализ текста как стадию перевода. Он писал: ”Всякий перевод должен начинаться с филологического анализа текста, сделанного во всеоружии лингвистической подготовки, и завершаться литературным творчеством”[15.С.5].
     Выделяет «этап изучения оригинала, анализ текста» известный словацкий теоретик художественного перевода А.Попович /23.С.41/.Анализ текста он отождествляет со всесторонним художественным анализом / Там же.С.42/.
     В.Коптилов процесс работы переводчика разделял /условно/ на три этапа: 1)всесторонний анализ текста, 2)поиски в языке перевода и в традиции литературы на данном языке эквивалентных средств воссоздания черт оригинала и 3) этап синтеза в новое художественное целое черт, выделенных в оригинале и трансформированных в соответствии с особенностями литературного языка перевода и множеством других условий. За этими тремя этапами следует анализ собственного перевода и текста. На втором этапе, который В.Коптилов описывает как “подлинное царство сопоставительной стилистики”, главное – “определение пути, по которому пойдет переводчик, выбор средств, которые он использует на завершающей стадии своей работы” [14.C.154,158,162,166].Таким образом, разница в содержании первых двух этапов оказывается нечетко очерченной (на первом этапе всесторонний анализ, на втором – “царство сопоставительной стилистики”), номенклатура и последовательность переводческих операций остается неопределенной.
     Л.С.Бархударов делил процесс перевода на два основных этапа: этап анализа и этап синтеза. Оставляя в стороне правомерность сводить содержание второго этапа исключительно к синтезу (как, впрочем, и первого – исключительно к анализу, в то время как на практике имеет место упреждающий синтез), отметим, что сущность этапов справедливо определялась им как понимание переводчиком значения (суммы или системы значений) исходного текста и выражение того же значения (той же суммы или системы значеий) средствами ПЯ [2.C.233].
     В.Н.Комиссаров в своей работе “Слово о переводе” (1979) первый из двух комплексов действий переводчика, связанный с извлечением информации из оригинала, называет “уяснением значения” [10.C.162]. В более поздней работе “Когнитивные аспекты перевода”(1994) он отмечал, что “ первый этап переводческого процесса –- этап интерпретации оригинала “, распадающийся, в свою очередь, на этапы семантизации, инференции и импликации [11.С.18]. В еще более поздней работе “Теоретические основы методики обучения переводу”(1997) он включает эти действия в понятие “переводческой стратегии”[12.C.57-59] и говорит о предпереводческом анализе и предпереводческих упражнениях [Там же. С.64]. К основным предпереводческим упражнениям В.Н.Комиссаров относит «сопоставление параллельных текстов на ИЯ и ПЯ с целью выявления их различий, сопоставление опубликованных переводов с их оригиналами и критический анализ использованных переводчиком методов и приемов, ответы на вопросы к тексту проверяющие глубину понимания и наличие необходимых фоновых знаний, обсуждение концепций, лежащих в основе содержания текста, и связанных с ними терминов и понятий, различные упражнения по совершенствованию владения языком перевода (составление синонимических рядов и дифференциация значений синонимов, стилистическая оценка предлагаемых вариантов, перефразирование высказываний, выступления на заданную тему и пр.)[Там же. С.64-65].Содержанием предпереводческого анализа он считает определение общей стратегии переводчика /перевода/ в соответствии с его целью, типом переводимого текста и характером рецепторов, для которых предназначен перевод [Там же. С.6,56].
     На понятии и термине “стратегия перевода”, одном из краеугольных в теории перевода, стоит остановиться подробнее. Нередко вместо стратегии перевода говорят о его тактике. Уже одно это свидетельствует о том, что и стратегия перевода, и тактика перевода – понятия также скорее бытовые, чем научные. Термины эти появились в отечественной научной литературе в результате буквального заимствования из английского языка, причем разные авторы вкладывают в них совершенно различное содержание. Так, В.Н.Комиссаров считает, что основу общей стратегии переводчика составляет своеобразное переводческое мышление. Стратегию переводчика /перевода/ нельзя сформировать путем изучения каких-то правил. Тем не менее она основана на некоторых исходных постулатах: о вторичности характера творчества переводчика, уважении к тексту оригинала, критическом отношении к своим действиям, определении цели и условий выполнения перевода. В качестве этапа выработки переводческой стратегии рассматривается определение типа переводимого текста как основы выбора “доминанты перевода –основных элементов текста оригинала, на точное воспроизведение которых переводчик будет обращать особое внимание”. В стратегию перевода, которая “во многом определяется личностными особенностями переводчика”, В.Н.Комиссаровым включаются также оценка стиля ИЯ, знакомство с предметом исходного сообщения, выписывание значений незнакомых слов, дословный перевод (?!), выделение последовательных отрезков текста и ряд других действий [Там же.C.57-59].
     Из вышесказанного можно заключить, что понятие “стратегия перевода” на сегодняшний день остается неопределенным, четкая научная дефиниция его отсутствует и требованиям, предъявляемым к терминам, это словосочетание не отвечает.
     Другое фундаментальное понятие теории перевода и лингвистики в целом – функциональный стиль. Безошибочное отнесение текста на ИЯ к тому или иному стилю в немалой степени определяет успех порождения коммуникативно эквивалентного текста на ПЯ. В художественном это особенно важно в связи с тем, что иностилевые элементы художественного текста обладают ярко выраженной стилистической маркированностью, которую необходимо передать на языке перевода.
     Однако определение функционального стиля, к которому принадлежит текст, часто вызывает трудности. Это объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода к проблеме типологии текстов, а с другой стороны, тем, что одни и те же понятия обозначают разными терминами, зачастую не удовлетворяющими требованиям, предъявляемым к терминологии. В частности, разные авторы выделяют неодинаковые функциональные стили и число их спорно, а само понятие функционального стиля часто неправомерно смешивают со стилем языка (нейтральный, книжный, разговорный), стилем конкретного художественного произведения или стилем автора (то есть индивидуальной манерой, которой исполнен данный тип речевых актов, например, стиль раннего Байрона), стилем как общепринятой манерой исполнения какого-либо конкретного типа речевых актов, включая его композицию (например, стиль ораторской или судебной речи), и стилем как языковой парадигмой эпохи (например, стиль английского литературного языка ХУI в.).
     Энциклопедия “Русский язык”, наряду с понятием стиль, оперирует аналогичным ему понятием функционально-стилевой сферы (например, книжная речь), а внутри функциональных стилей выделяет функционально-стилевые единства, к которым ею относятся “стили, книжная речь, публичная речь, разговорная речь, язык художественной литературы” [27.С.336]. Наряду с функциональными энциклопедия выделяет экспрессивные стили: торжественный (риторический), официальный, фамильярный, интимно-ласковый (!), шутливый (юмористический), насмешливый (сатирический), которые определяются на фоне нейтрального стиля [Там же. С.337].
     Н.Ф.Пелевина выделяет два основных фунциональных стиля, книжный и разговорный, а внутри них – варианты стиля, или регистры, часто именуемые просто стилями: научный, поэтический, публицистический для письменной речи и литературно-разговорный – для устной. Художественная проза, по мнению Н.Ф.Пелевиной, имеет свой функциональный стиль, так называемый литературный [21.С.83].
     Кроме того, термин “стиль” употребляется в литературоведении, искусствоведении и эстетике, но в других значениях. При этом происходит интерференция терминосистем, что осложняет их функционирование, в первую очередь теминосистемы переводоведения, как более молодой по сравнению с другими терминосистемами. Этот фактор следует учитывать при конструировании терминологии.Так, например, калькированный термин “регистр”, для которого Н.Ф.Пелевина предлагает толкование и ”вариант стиля” и “просто стиль”, -- что уже само по себе не может не вызывать возражений – в русском языке традиционно входит в состав других терминосистем, и поэтому вследствие интерференции он не воспринимается как определенный и однозначный, тем более что существует и в научной литературе употребляется традиционный, семантически прозрачный термин “подстиль”. На неправильное употребление термина “регистр” в смысле “функциональный стиль” указывал В.Л.Наер [20.C.5].
     На некоторые аспекты проблемы определения понятия стиля обращал внимание В.В.Виноградов. ”Иногда подчеркивается различие трех “подходов” к стилю, иногда трех его определений, -- писал он, -- лингвистического, литературоведческого и шире – вообще искусствоведческого. Правда, литературоведческое понимание стиля еще не опирается на глубокую, самостоятельную и общепринятую основу: оно чаще всего колеблется между общим икусствоведческим и лингвистическим. Нередко оно сбивается то на одно, то на другое, чаще же всего механически совмещает черты и признаки обоих” [7.С. 23]. К сожалению, нельзя сказать, что с тех пор положение кардинально изменилось.
     В свое время Л.В.Щерба разделял формы письменного языка на разные формы языка художественной литературы и разные формы делового языка. К последнему он относил канцелярский язык, или стиль, язык законов, научный язык, эпистолярный стиль и др. [32.С.118]. Большой энциклопедический словарь “Языкознание”(1989) выделяет обиходно-литературный, газетно-политический, производственно-технический, официально-деловой и научный функциональные стили и относит статус языка художественной литературы к разряду спорных [4.С.567]. А.В.Федоров говорит о “жанровом типе переводимого материала”, “разновидностях переводимого материала” и “группах материала” как о синонимических понятиях и выделяет, во-первых, газетно-информационные и специальные научные тексты, и, во-вторых, общественно-политическую литературу, публицистику и ораторскую речь, а также художественную литературу [31.С.199,206,208]. М.П.Брандес и В.И.Провоторов, как и многие лингвисты [29.C.4], выделяют пять фунциональных стилей: официально-деловой, научно-технический, газетно-публицистический, обиходно-бытовой и литературно-художественный [5.С.13].
     Л.К.Латышев и В.И.Провоторов вслед за В.Н.Комиссаровым [10.C.178] делят все тексты на два типа: художественные и информационные [17.С.18].Сходным образом делила тексты – на ориентированные на форму и на ориентированные на содержание (а также на обращение и аудио-медиальные) – и немецкая исследовательница К.Райс [25.С.209-211]. Такое деление, а точнее такая терминология, страдает значительным изъяном: если ее принять, то создается впечатление, что первый тип как бы вообще или почти не несет информативной нагрузки, а для второго якобы не имеет значения форма, что уж совсем не соответствует действительности. Л.К.Латышев выделяет как бесспорный факт четыре функциональных стиля: стиль бытового общения, стиль науки и техники, стиль официально-делового общения и стиль публицистики и прессы, рассматривая стиль художественной литературы также как спорный и допуская отнесение к нему лишь авторской речи [16.С.55].
     Четыре функциональных стиля – научный, официально-деловой, газетный и публицистический – выделяет и Н.М.Разинкина [25.С.3]. В.Л.Наер считает, что в английском языке существуют официально-документальный, научный, профессионально-технический, газетный, публицистический, религиозный и художественный функциональные стили [20.С.8]. А.Лилова выделяет две основные группы текстов – художественные и нехудожественные – и три основных вида перевода: общественно-политический, художественный и научно-технический [20.С.238]. Подробно основные подходы отечественных и зарубежных теоретиков к типологии текстов и перевода анализируются в работах А.В.Федорова [Указ. соч. С.199-207], К.Райс [Указ. соч. С.204-208], Е.С.Троянской [30. С.16-18], Н.М.Разинкиной [Указ. соч. С.6-10], В.Л.Наера [Указ. соч. С.3-13], А.Лиловой [Указ. соч. С.223-239] и др.
     Столь же важным для теории и практики перевода, как художественного, так и нехудожественного, является понятие жанра. Определение жанра текста на ИЯ -- одна из основных аналитических операций в процессе перевода. В теоретическом и практическом планах она также сопряжена с трудностями, причем это относится в равной степени как к нехудожественным текстам, так и к художественным. Достаточно, например, сказать, что М.П.Брандес и В.П.Провоторов вообще считают, что функциональный стиль и речевой жанр при переводе нужно определять лишь для нехудожественных текстов, а для художественных – художественное направление и «образ говорящего субъекта» (образ автора). К типам жанровости они относят репортажность, полемичность и т.п. [Указ. соч. С. 4-5].
     Термин “жанр” входит в состав нескольких терминосистем, и вследствие этого наблюдается смешение значений.
     В значении «жанр художественный» он широко употребляется в эстетике и искусствознании, где понимается как исторически сложившееся внутреннее подразделение во всех искусствах. Большая Советская энциклопедия считает «построение относительно целостной системы жанровой классификации, адекватной исторически самоорганизующейся реальной системе видовых, родовых и жанровых форм» делом будущего. В зависимости от устремлений в творчестве -- познавательных, идейно-оценочных и образно-созидательных -- она выделяет жанры, отличающиеся по предмету отражения (в литературе – исторический, семейно-бытовой, детективный, научно-фантастический и др.), по познавательной емкости творчества (роман, повесть и рассказ, пьеса и скетч и т.д.), по оценочной позиции художника (ода, баллада, эпиграмма, памфлет и т.п.), и способам построения художественного образа («от художественного очерка до басни и притчи, от автобиографической повести до сказки»). Одновременно БСЭ отмечает, что сами термины «жанр», «род», «вид», «разновидность» нередко употребляются один вместо другого, не получая строго однозначного определения [3.С.350].
     Литературоведение относит произведение к тому или иному жанру в зависимости от своеобразия содержания и формы того или иного рода литературы – эпического, лирического, драматического. Например, к эпическим жанрам относятся эпос, роман, повесть, рассказ, новелла, очерк, басня и т.д., к лирическим стихотворение, песня, романс, послание, элегия, к драматическим – трагедия, комедия, драма, а также их разновидности и сочетания, такие как трагикомедия, фарс, «интеллектуальная драма», «абсурд» и т.д.
     В лингвистике термин «жанр» оказался в результате ретерминологизации (переноса готового термина из одной терминосистемы в другую с частичным или полным переосмыслением). Развернутого и четкого научного определения понятия жанра текста в этой науке еще не сформулировано, хотя самим понятием жанров как частей, или компонентов, в совокупности которых оформляется тот или иной стиль, пользуются достаточно широко.
     При определении жанра художественного текста, благодаря изучению понятийного аппарата и терминологии литературоведения в школьном и вузовском курсах литературы, возникает меньше трудностей, чем при определении жанров прочих функциональных стилей. Так, например, на стадии обучения переводу обучаемые поначалу вообще не ассоциируют с понятием жанра такие жанры научного стиля, как монография, научная статья, реферат, рецензия, патент, стандарт, научная лекция, доклад или – в еще большей степени – соответствующие жанры газетного и официально-делового функциональных стилей. Преодолеть недостаточную определенность и неоднозначность термина «жанр» не всегда удается даже по завершении курса обучения переводу.
     В целом очевидно одно: использование содержательно неопределенных понятий типа «предпереводческий анализ» и «стратегия перевода» в качестве базовых, отсутствие классифицирующей дефиниции через ближайший род и видовое отличие таких основополагающих терминов, как тип, вид, жанр, разновидность, группа текстов, а также функциональный стиль, синонимические пересечения в значениях и в употреблении терминов, их неоднозначное понимание свидетельствуют о том, что понятийный аппарат – а следовательно, и терминология – в некоторых разделах переводоведения пока еще окончательно не устоялись.
     С другой стороны, справедливости ради следует отметить, что по сравнению с естественными науками для гуманитарных и общественных наук вообще характерна более широкая концептуальная дифференциация, что, естественно, находит свое отражение в терминологии.
     Можно, конечо, спорить, сложилась ли терминосистема переводоведения вообще или же существует только логически нестройная терминология и тогда упоминавшиеся лексические единицы можно рассматривать лишь как предтермины. Терминология превращается в стройную терминосистему по мере развития теории, лежащей в основе описания соответствующей отрасли знания или деятельности. Но конструирование терминосистемы и ее отдельных единиц может и отставать от накопленных знаний [18.С.23]. По всей видимости, в данном случае имеет место отчасти и то и другое, и задача современного переводоведения заключается в том, чтобы такое положение как можно скорее исправить.


Литература

1.Алексеева И.С. Концепция полноценности перевода А.В.Федорова в современной теории и методике преподавания перевода // Университетское переводоведение. -- СПб: Изд.-во СпбГУ, 2000. -- Вып.1: Материалы 1 Всероссийской научной конференции «Федоровские чтения», СПб. СпбГУ. Филол. ф-т, 27-28 октября 1999 г. /Отв. ред. И.В.Недялков.-- С.5-11. 2.Бархударов Л.С. Язык и перевод: Вопросы общей и частной теории перевода. -- М.: Международные отношения,1975. – 240с.
3.Большая Советская Энциклопедия: В 30 т. -- Изд. 3-е. М.:Советская энциклопедия,1972. – Т.9 /Гл. ред. А.М.Прохоров. — 624с.
4.Большой энциклопедический словарь “Языкознание” / Ред. В.Н.Ярцева.-- М: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685с.
5.Брандес М.П., Провоторов В.И. Предпереводческий анализ текста. -- Курск: Изд-во РОСИ, 1998. — 115с.
6.Бреус Е.В.Оновы теории и практики перевода с русского языка на английский. -- М.: Изд-во УРАО,1998. — 208с.
7.Виноградов В.В. Избранные труды: О языке художественной прозы. -- М.: Наука, 1980. — 360с.
8.Гак В.Г., Григорьев Б.Б. Теория и практика перевода. -- М.: Интердиалект, 1997. — 455с.
9.Казакова Т.А. Практические основы перевода.-- Спб.: Союз, 2000. — 320с.
10.Комиссаров В.Н. Слово о переводе (Очерк лингвистического учения о переводе).-- М. : Международные отношения, 1973. — 215с.
11.Комиссаров В.Н. Когнитивные аспекты перевода // Перевод и лингвистика текста / Ред. И.И.Убин и др. -- М. : ВЦП, 1994. -- С.7-22.
12.Комиссаров В.Н. Теоретические основы методики обучения переводу. -- М. : Рема, 1997. -- 111с.
13.Комиссаров В.Н. Общая теория перевода. -- М.:ЧеРо, 1999. -- 134с.
14.Коптилов В. Этапы работы переводчика // Вопросы теории художественного перевода: Сб. статей / Ред. Е.Д.Вишневская и др. -- М.: Худож. лит-ра, 1971. -- С.148-166
15.Ларин Б.А. Наши задачи //Теория и критика перевода /Ред. Б.А.Ларин. -- Л.: Изд-во ЛГУ,1962. -- С.3-7.
16.Латышев Л.К. Технология перевода. -- М.:НВИ :Тезаурус, 2000. – 280с.
17.Латышев Л.К., Провоторов В.И. Структура и содержание подготовки переводчиков в языковом вузе. -- Курск: Изд-во РОСИ,1999. -- 136с.
18.Лейчик В.М. Проблемы отечественного терминоведения в конце ХХ века // Вопросы филологии. -- 2000. -- №2. -- С.20-30.
19.Лилова, Анна. Введение в общую теорию перевода/ Пер. с болг. -- М.: Высшая школа,1985. – 256с.
20.Наер В.Л. К описанию функционально-стилевой смстемы современного английского языка. Вопросы дифференциации и интеграции //Лингвостилистические особенности научного текста /Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. -- М.:Наука,1981. -- С.3-13.
21.Пелевина Н.Ф. Стилистический анализ художественного текста. -- Л.: Просвещение,1980. -- 271с.
22.Погорелов Е.В. О некоторых принципах переводческого анализа текста // Сб. научн. трудов /МГПИИЯ. 1986. -- Вып. 278: Смысл текста как объект перевода / Отв. ред. Э.А.Черняховская. -- С.38-41.
23.Попович, Антон.Проблемы художественного перевода/ Пер. со словац. -- М.: Высшая школа,1980. – 199с.
24.Разинкина Н.М. О возможности приложения некоторых критериев эстетики к формулировке лингвостилистического понятия “функциональный стиль” // Функциональные стили: Лингвометодические аспекты / Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. -- М.: Наука,1985. -- С.3-14.
25.Райс, Катарина. Классификация текстов и методы перевода // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике: Сб. статей / Ред. В.Н.Комиссаров. -- М.: Междунар. отношения, 1978. -- С.202-228.
26.Рецкер Я.И. Теория перевода и переводческая практика: Очерки лингвистической теории перевода. М.: Междунар. отношения,1974. -- 216с.
27.Русский язык: Энциклопедия / Ред. Ф.П.Филин. -- М.: Советская энциклопедия, 1979. — 432 с.
28.Словарь современного русского языка: В 17 т. -- М.; Л.: Изд-во АН СССР,1959. -- Т.9/ Ред. Ф.П.Филин и др. – 1482с.
29.Троянская Е.С.Актуальные проблемы исследования функциональных стилей // Лингвостилистические исследования научной речи /Отв. ред. М.Я.Цвиллинг. -- М.:Наука,1979. -- С.3-11.
30.Троянская Е.С.Обучение чтению научной литературы. – М.: Наука, 1989. – 272с.
31.Федоров А.В. Основы общей теории перевода (Лингвистические проблемы). -- М.: Высшая школа, 1983. – 303с.
32.Щерба Л.В.Современный русский литературный язык // Избр. работы по русскому языку. – М.:Учпедгиз,1957. – 186 с.


Вестник МГЛУ. – 2002. – Вып. 463: Перевод и дискурс / Отв. ред. В.К.Ланчиков. – С.3 –16.


Источник: http://agvitrenko.3dn.ru/4utat/7.doc
Категория: Статьи | Добавил: agvitrenko (11.04.2008) | Автор: А.Г.Витренко
Просмотров: 4025 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 2
2 а.г.витренко  
У М.П.Брандес (это она) есть монография о "предпереводческом анализе". Этот термин антинаучен, поскольку он искажает представление о переводе как о процессе.Подробнее см. в моей статье "Декодирование прозаического художественного текста при переводе", размещенной на данном сайте.

1 Юлия  
Здравствуйте, уважаемый Господин Витренко.
Ваша статья очень интересна и содержательна! Огромное Вам спасибо за Ваш труд. Я пишу дипломную работу по переводу с польского, черновая тема которой "Предпереводческий анализ повести "Paw krolowej" (Королевский павлин) Дороты Масловской". И прежде всего мне нужно определить понятие предпереводческого анализа. Мой научный руководитель утверждает, что впервые этот "термин" появился в устах Брандеса..но по прочтению Вашей статьи я совсем запуталась. Заранее благодарю за ответ.


Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Поиск
Друзья сайта

Copyright А.Г. Витренко © 2018